Дарья Чечулина: "Идеальный вариант для меня — работа в крупной развивающейся компании"

Студенчество — веселое время с морем возможностей. Однако некоторые иногда напрочь забывают об учебе. Но только не Дарья Чечулина. Она точно знает, чего хочет от жизни и от университета. За время своего обучения Даша успела принять участие в качестве разработчика одной из исследовательских тем в совместном трёхлетнем мега-проекте Новосибирского государственного университета, МФТИ и компании Parallels, ставшего в конце 2012 года победителем открытого публичного конкурса Минобрнауки России, проводимого в рамках постановления Правительства РФ №218.

— Почему ты выбрала именно ФИТ?

—Начнем с того, что я мечтала стать журналистом еще с начальной школы, и у меня, кстати, достаточно неплохо получалось. Поэтому, когда в седьмом классе было разделение по профилям, выбрала гуманитарное направление. Однако со временем заметила, что у моих друзей, которые учатся в физмат классе, русского языка и литературы ничуть не меньше, зато математики гораздо больше. Поэтому я подумала и решила перейти на другой профиль. Летом пришлось, конечно, подтягивать математику и физику, но это того стоило, потому что с 10 класса я стала учиться в физико-математическом классе.

В последний год учебы в школе прошли региональные олимпиады на базе СибГУТИ. Там я получила 1-е и 2-е места по математике и информатике. А на зимних каникулах классный руководитель повез несколько человек из класса в НГУ к своему другу с физического факультета. Нам устроили настоящую экскурсию по университету и институтам СО РАН. Все четыре дня в Академгородке мы жили в профилактории рядом с настоящими студентами, видели, как тут бывает весело, да и вообще прониклись местной атмосферой. Поэтому, когда вернулись домой в Барнаул, я твердо решила, что хочу учиться в НГУ. Правда, тогда думала идти на физфак. А потом мама спросила, чем я планирую заниматься после его окончания.

И тут я задумалась, потому что, действительно, не могла сходу ответить на этот вопрос. Именно тогда я и обратила внимание на ФИТ, потому что информатика мне всегда была интересна, и, корме того, я могла четко представить, чем смогу заниматься после окончания этого факультета. Но на всякий случай, подала документы еще на ММФ и ФФ. В итоге, поступила на факультет информационных технологий благодаря выигранным олимпиадам и высоким баллам ЕГЭ.

— И не пожалела?

— Честно говоря, я была рада, что не пошла на физфак. У меня там учится лучшая подруга, и мы с ней несколько лет жили вместе в общежитии физфака. Я видела, как они страдают (смеется). Для получения зачетов по некоторым дисциплинам они должны сдать внушительное количество решенных задач. Причем, мне кажется, там кто-то умный все уже давно решил, а они потом ночами не спят, разбираются. Думаю, это не очень правильно.

У нас было все по-другому, больше прикладных дисциплин. Конечно, учиться было непросто, но интересно. Мне сложнее всего было на втором курсе, потому что я тогда попала в больницу, на месяц выпала из образовательного процесса и, в итоге, впервые получила четверку.

— А как ты начала заниматься научной деятельностью?

— Все началось с Летней школы после моего первого курса, которую проводила компания Parallels совместно с факультетом информационных технологий. Причем мама сначала не хотела меня пускать, потому что год и так выдался тяжелым, и оставался всего месяц каникул, но я решила учиться, а не отдыхать. Потом она смирилась.

Было очень интересно и весело. Курировал наш проект Сергей Федорович Кренделев. И после окончания Летний школы он решил, что с нашей небольшой группой можно продолжать заниматься. Сначала народа было много, не скажу, сколько точно. Люди постоянно приходили и уходили. В конце проекта, который мы делали совместно с компанией Parallels по гранту Минобрнауки России, нас осталось четверо: Кирилл Шатилов и Диана Анисютина занимались "архитектурой", а мы с Верой Ильиной (Егоровой) были разработчиками.

— Расскажи про ваш проект. Как он появился?

— Проект зародился в Летней школе НГУ-Parallels после второго курса, куда я решила не идти, потому что учебный год был сложный, и очень хотелось отдохнуть. Именно тогда ребята вместе с Сергеем Федоровичем начали заниматься шифрованием. Осенью они мне рассказали о том, как было интересно, а я все думала, что теперь не смогу к ним присоединиться, и они будут заниматься этим без меня, а мне же тоже хочется... В общем, локти кусала. Поэтому я решила поговорить с Сергеем Федоровичем. Он сказал, что как раз кто-то из группы уходит, и освобождается место. Осенью я возобновила работу в лаборатории.

Еще до начала проекта мы начали заниматься алгоритмами и готовить себе базу для бакалаврских дипломов. А осенью на третьем курсе (в ноябре 2012 года) началась совместная работа с компанией Parallels по гранту Минобрнауки России. Если честно, я бы не сказала, что что-то сильно поменялось, не считая того, что появились полугодовые видеоотчеты о проделанной работе.

— В чем суть проекта?

— Суть состоит в том, чтобы создать базу с зашифрованными данными, над которыми можно проводить операции, не расшифровывая их. Объясню на примере. Допустим, есть библиотекарь, который не хочет, чтобы кому-то были известны имена читателей или список представленных книг. Поэтому он просит, чтобы мы сделали защищенную базу данных. Но при этом ему нужно проводить математические операции над этими данными. К примеру, требуется узнать, сколько человек взяли "Войну и мир" Толстого. Тогда он просто вводит запрос, и получает нужную информацию. При этом ему не нужно скачивать их в зашифрованном виде, расшифровывать и проводить операции. Такое шифрование называется гомоморфным.

У нас есть, конечно, и некоторые другие разновидности шифрования, например, сохраняющее порядок. Оно нужно, чтобы, допустим, сортировать все книги по названию. То есть, мы не дешифруем текст. Но если бы пришлось его представить в привычном виде, то все было бы по алфавиту. И таких видов шифрования несколько. Они нужны, чтобы выполнять различные операции над шифротекстом. За три года был сделан не только прототип, но также реализовано само шифрование и база данных.

Я и Вера создавали именно библиотеки шифрования и реализовывали его в системе. А Кирилл и Диана брали уже готовые шифрования и внедряли их в базу данных. Как работают с обычными незашифрованными базами данных? Посылается запрос в привычном виде, система понимает его и выдает ответ. Но, допустим, наш библиотекарь хочет узнать, сколько книг Булгакова есть в библиотеке с защищенными данными. Однако в такой базе нет Булгакова, он существует только в зашифрованном виде, поэтому запрос нужно преобразовать, чтобы система его поняла.

Ребята как раз занимались тем, как зашифровать запрос, чтобы база данных его поняла и выдала нужную информацию. Кроме того, они разрабатывали архитектуру. Как будут выполняться запросы? Что будет храниться в базе данных? Будут ли там храниться ключи? Если да, то как? Диана и Кирилл должны были ответить на эти вопросы. Наша с Верой задача заключалась в том, чтобы пользователю были доступны операции над зашифрованными данными и их смысл во время обработки не терялся.

— Ваша команда во главе с Сергеем Федоровичем представляла этот проект на нескольких крупных международных конференциях и форумах, в том числе, в Москве, в Польше и в Севастополе. Расскажи, как вам удалось туда попасть?

— Сначала нужно объяснить, о чем мы говорили на каждом выступлении, потому что доклады и презентации немного отличались в зависимости от места, где приходилось выступать. Есть само гомоморфное шифрование, о принципах его функционирования мы упоминали всегда, но часто сокращали эту часть, чтобы успеть рассказать о том, как можно его применить. Мы тестировали его в двух криптосистемах с открытым ключом, основанных на шифре Хилла и на алгоритме RSA. На конференциях мы больше внимания уделяли рассказу о том, как удалось применить нашу технологию в условиях одной из этих систем, или в обеих сразу.

В 2014 году мы начали писать первые осмысленные статьи по теме на английском языке и рассылать их по всему миру. Отправляли их и в Сингапур, и в Лондон, но безуспешно. Хотелось кричать: "Смотрите, какая у нас новая технология! Мы такие классные!" Тогда на международную научно-практическую конференцию «РусКрипто», посвященную актуальным вопросам криптографии и информационной безопасности, мы не успели, поэтому смогли отправить тезисы только в 2015 году. Очень долго не было ответа, уже подумали, что снова пролетели. Но потом нам с Верой пришло письмо о том, что мы стали победителями в секции "Студенческие доклады", и организаторы приглашают нас выступить на конференции.

— Получается, что на самой конференции уже не было никакой конкурсной программы?

— Да, туда мы уже ехали как победители, поэтому организаторы оплачивали нам пребывание на мероприятии (участие, питание, проживание), а дорогу нам помог оплатить факультет.

Формат международной конференции "РусКрипто" заключался не в том, чтобы выявить победителей. Это такая "тусовка" ученых и специалистов, которые собираются послушать друг друга, узнать о новых технологиях и тенденциях в IT-сфере, поделиться идеями для бизнеса. Туда приезжает очень много знаменитых в своей сфере людей, попасть на это мероприятие очень сложно. Нам с Верой невероятно повезло. А вот наш научный руководитель Сергей Федорович, например, ездит туда каждый год и уже всех знает.

Конференция проходила под Москвой, в городе Солнечногорск. Там было очень классно: шведский стол, сауны, горячий бассейн на улице. Мы не только выступили с докладом, но еще и прекрасно отдохнули. Хотя, честно говоря, первое время было немного некомфортно, потому что большинство участников было сильно старше нас. Организаторы предоставляли много времени для презентации, поэтому удалось обширно рассказать про применение гомоморфного шифрования в двух криптосистемах: основанной на алгоритме RSA и на шифре Хилла. По итогам конференции наша общая с Верой статья была опубликована в журнале "Проблемы информационной безопасности. Компьютерные системы".

— А как вы попали на «SIBECRYPT»?

— После выступления на "РусКрипто" к нам подошел один из организаторов и предложил выступить на Сибирской научной школе-семинаре «SIBECRYPT», которая проводилась под Новосибирском. Конечно, тут было уже проще, но и участвовали, в основном, студенты. На выступление у нас было меньше времени, поэтому мы рассказывали о применении гомоморфного шифрования только в криптосистеме, основанной на алгоритме RSA. И в результате, нашу статью напечатали в журнале "Прикладная дискретная математика".

— Расскажи про конференцию в Польше.

—Мы с Кириллом и Сергеем Федоровичем написали совместную статью о гомоморфном шифровании и отправили на конференцию "FedCSIS'2015". Через какое-то время нам ответили и пригласили выступить. Но стоит отметить, что Кирилл за год до этого уже ездил в Польшу с докладом. Возможно, именно благодаря нему нас взяли.

Начался новый учебный год (последний курс магистратуры), и 9 сентября мы улетели на международную конференцию в Польшу. Там было не очень много студентов, в основном, аспиранты из разных стран мира. Тут нужно понимать, что аспирантам в Европе лет по 30, они не спешат защищаться. Поэтому мы были одними из самых молодых участников. Некоторые секции подразумевали конкурсную основу, но не наша. Мы присутствовали только как докладчики. На этот раз мы рассказывали про общую концепцию гомоморфного шифрования и лишь вскользь упомянули о том, как можно его применить для построения криптосистем с открытым ключом. В результате, нашу статью опубликовали в журнале "Annals of Computer Science and Information Systems".

— А после вы прилетели в Новосибирск, и ты почти срезу уехала в Севастополь...

—Да, между поездками была всего неделя. К тому же в последние дни в Польше я сильно простудилась, поэтому дома пришлось в срочном порядке лечиться. Международный форум "Наука будущего — наука молодых" проходил впервые, и я вместе с однокурсницей Евгенией Хасиной попала туда по результатам МНСК-2015. Весной мы выступили на конференции в НГУ, а летом нам из деканата пришло письмо с информацией о том, что будет проходить этот форум.

Многие мои знакомые отправляли тезисы, но был очень тщательный отбор, который проходил в два этапа. Сначала организаторы публиковали у себя на сайте тех, кто зарегистрировался (больше тысячи человек), а затем экспертная комиссия выбирала самые интересные доклады. В очном этапе приняли участие около 150 студентов. Отличие этого мероприятия от предыдущих состояло в том, что здесь был конкурс, который проходил непосредственно во время форума. Он состоял из двух туров: постерная сессия и само выступление.

— Что такое "постерная сессия"?

— Подобный формат презентации был для меня в новинку. Раньше я никогда в подобном не участвовала. В общем, нужно было сделать постер по своему докладу. Взглянув на него, человек должен был понять, в чем состояла суть исследования. Каждому докладчику отводилось свое место, на котором нужно было простоять три часа. Все это время от участника к участнику ходила экспертная комиссия. И у каждого было около двух минут, чтобы вкратце рассказать об исследовании, ответить на вопросы и как-то привлечь внимание.

По результатам постерной сессии каждая секция на следующий день объявляла докладчиков, которых отобрали для выступления. Получается, ты выходишь оттуда и не знаешь, готовить презентацию на завтра или нет. Один парень предложил устроить нам экскурсию по городу, и мы всей секцией "информационные технологии" пошли гулять по Севастополю. Выдвинулись уже достаточно поздно, поэтому достопримечательности пришлось смотреть с фонариками. А на следующий день оказалось, что мой доклад отобрали, и я выступаю. На этот раз я рассказывала про гомоморфное шифрование, применительно к криптосистеме, основанной на шифре Хилла.

Победителей конкурса научных работ объявляли на следующий день. В большом зале собрались все участники. Были те, кому-то еще на выступлении сказали, стоит ли надеяться на победу. Но вот у меня вообще не было предположений. Поэтому я достаточно сильно волновалась. Обычно в каждой секции было три призовых места. Но по нашему направлению организаторы решили выделить четверых. И я вошла в их число.

— А факультет информационных технологий во многом помогал, пока ты училась?

— Конечно. Во-первых, участие в Летней школе, которую ежегодно организовывал ФИТ совместно с компанией Parallels (с 2015 года холдинг Parallels продал часть бизнеса, и правопреемником школы стала компания Odin), подарило мне последующие много лет общения с Сергеем Федоровичем и командой, которая работала над нашим проектом. Во-вторых, благодаря тому, что мы изначально были нацелены на научные исследования, появилась возможность участия в международных конференциях и форумах. И факультет всегда поддерживал эту инициативу. Никогда не возникало вопроса, сможем ли мы поехать куда-то или нет. И это стимулировало дальше развивать нашу тему: писать научные статьи и отправлять их в разные страны. Потому что, мы знали: если пригласят, ФИТ всегда нас поддержит.

— Чем ты стала заниматься после завершения проекта?

— В конце ноября прошлого года нам сообщили, что грант заканчивается, и продолжения не ожидается. Поэтому все мы разошлись по новым местам работы. Честно говоря, с нашим опытом найти ее было несложно. Я решила пойти в компанию AllStars, наверное, потому что они сами позиционируют себя как место для начала карьеры. Сперва я прошла стажировку, которая не ограничивалась конкретными сроками. Но чем быстрее ты закончишь тестовое задание, тем раньше удастся приступить к реальной работе, за которую платят деньги.

Компания занимается web-разработкой: создает сайты, мобильные приложения и многое другие. Для меня это было абсолютно новой областью, потому что до этого я не имела опыта работы с сайтами. Преимущество компании заключается в том, что она работает только с иностранными клиентами. И разработчики напрямую общаются с ними. Поэтому нужен хороший уровень английского языка. Мне нравится то, что я имею возможность поговорить на иностранном языке с его носителями.

— А работа не мешала твоей учебе в магистратуре?

— Нисколько, потому что в компании были доброжелательно настроены к тому, что я еще учусь. Руководство факультета тоже не было против. Я просто считаю, что бакалавриата недостаточно для того, чтобы быть востребованным специалистом. Потому что, если работодателю придется выбирать между бакалавром и магистром, то, вероятнее всего, он выберет человека с двумя дипломами и, соответственно, большим багажом знаний.

— Кем ты видишь себя через 10 лет?

— Я надеюсь получить еще одно высшее образование, правда по какой-нибудь более гуманитарной специальности и, возможно, не в России. Одно время были мысли пойти в аспирантуру, мечтала получить степень PhD, но все-таки не хочется быть вечным студентом. Сейчас есть большое желание применять полученные в университете знания на практике.

Не буду лукавить, через десять лет мне хотелось бы стать востребованным специалистом в узкой области. Правда, пока не знаю, где именно. Пока нравится то, чем я занимаюсь на работе. Но и защита информации мне тоже близка. Наверное, между этими двумя сферами я буду выбирать. Хотелось бы состояться как профессионал, который может разработать хоть что и обучить команду специалистов.

— Ты сейчас говоришь о каком-то своем проекте?

— Думаю, нет. Честно говоря, я не задумывалась над этим. Идеальным для меня вариантом будет работа в крупной развивающейся компании.

Александра Трофименко