Библиотека НГУ
Партнеры IT-новости IT-аналитика
Новосибирский Государственный Университет
rus / eng
fit-intuit
Сегодня Вторник 21.11.2017
Новости/Объявления
Администрация
Нормативные документы
Кафедры
Бакалавриат
Магистратура
Аспирантура
Сокращенная программа обучения
Научная деятельность
Жизнь факультета
Дружественные лаборатории
Олимпиады по программированию
Дополнительное образование
Всесибирская заочная школа информационных технологий
Клуб выпускников
Абитуриентам
ЕГЭ по информатике
КУРСЫ повышения квалификации для УЧИТЕЛЕЙ
Разработки НИУ
Intel Parallels
shlumberger samsung
APC Microsoft
Софтлаб Унипро Дата Ист
inteks Алекта BACUP IT
OSP СОЮЗТЕЛЕКОМ Модульные системы Торнадо
Сигнатек СибИнфоЦентр Новософт
Utilex INTUIT nvidia
Жизнь факультета Публикации
Как ИТ прирастают Сибирью
Открытые системы, #10/2004
27.10.2004

Четыре года назад в одном из самых авторитетных отечественных вузов, в Новосибирском государственном университете, появился новый факультет информационных технологий. Создатели факультета ставили целью формирование учебной структуры для подготовки универсальных специалистов, сочетающих фундаментальное университетское образование с широким кругозором в области современных ИТ.

НГУ - часть знаменитого Академгородка, его учебная и научная жизнь находится в тесной взаимосвязи с институтами Сибирского отделения РАН. Подхватил эту традицию и ФИТ. Основатель СО, академик Михаил Алексеевич Лаврентьев, сделал в свое время очень много для становления советской компьютерной отрасли, для развития современной машинной математики. Об истории создания и сегодняшнем дне факультета редактор журнала "Открытые системы" Наталья Дубова беседовала с внуком Михаила Алексеевича Лаврентьева, деканом ФИТ НГУ, профессором Михаилом Лаврентьевым.

Расскажите об истории возникновения ФИТ.

Около десяти лет назад в НГУ на базе Высшего колледжа информатики был организован технический факультет, который готовил программистов. Многие из них успешно работают сейчас в Новосибирске, основали свои фирмы. Около четырех лет назад в НГУ решили, что для классического университета технический факультет является чем-то инородным. Поэтому появился ФИТ с совершенно иными учебными планами, более похожими на классическое университетское образование. Все студенты технического факультета закончили обучение на новом факультете по тем программам, на которые поступали. Одновременно первые несколько студентов ФИТ защитили дипломы бакалавров уже по нашим учебным программам. Мы планируем организовать двухступенчатое образование - бакалавры и магистры. Идет работа по открытию магистратуры, а пока нашим студентам, которые хотели бы получить дипломы магистров, мы предлагаем продолжить традиционное пятилетнее образование, стать специалистами и потом доучиваться на магистров.

Говорят, на механико-математическом и физическом факультетах отнеслись к открытию вашего факультета без особого энтузиазма. Почему?

Действительно, поначалу они отнеслись к этому событию ревниво: и на мехмате, и на физическом факультете уже готовятся ИТ-специалисты. На физфаке около двух десятилетий существует сильное направление "физико-техническая информатика"; получаются очень хорошие специалисты, которые пользуются большим спросом и в академических институтах, и в фирмах. Больше половины выпускников мехмата в последнее время работают программистами. Естественно, у этих факультетов были опасения - раз специальность "модная", они потеряют сильных абитуриентов. Но этого не произошло: у каждого факультета есть своя специфика в образовании. На мехмате гораздо больше базовой математики, здесь готовят в первую очередь системных программистов. На физическом факультете очень много физики, его выпускники могут заниматься проектированием аппаратных устройств. ФИТ пытается дать возможность специализации в совершенно разных областях, начиная с системного программирования и заканчивая направлениями, характерными для физфака. В определенном смысле наша подготовка похожа на специализацию технических факультетов; тем не менее, у нас есть хорошие базовые курсы по математике, есть курсы физики. В отличие от мехмата профильные программистские дисциплины на ФИТ преподаются с первого курса в большом объеме. От физиков мы взяли линейку курсов по устройству компьютеров, ввели измерительный практикум. Кроме того, на факультете читаются курсы по архитектуре микропроцессоров, по общим принципам устройства вычислительных машин.

Какие основные специализации существуют на факультете?

Структура наших курсов традиционна для нашего университета. Первые три года студент получает базовое образование, затем начинается специализация на определенной кафедре, которая предлагает набор спецкурсов. Часть кафедр похожа на кафедры мехмата, например, кафедра дискретного анализа и исследования операций, базовым институтом которой является Институт математики СО РАН. Есть кафедра информационно-измерительных систем с базовым Институтом автоматики и электрометрии СО РАН (кстати, он сам выступил с инициативой стать базовым для одной из наших кафедр, поскольку набор на физическом факультете на физико-техническую информатику был уменьшен). Если две эти кафедры имеют аналоги на других факультетах, то ничего похожего на кафедру параллельных вычислений, которую мы открыли, в университете не было. Сотрудники Института вычислительной математики и математической геофизики с удовольствием взяли на себя дополнительную нагрузку на ФИТ. Это очень нужная специализация, поскольку решение больших и сложных задач видится в распараллеливании процесса вычислений, реализации кластерных вычислений, поддержке многоядерных компьютеров. Кафедра существует всего два с половиной года, но на ней уже защитил кандидатскую диссертацию аспирант, который заканчивал физфак.

Сегодня одна из самых острых проблем при подготовке ИТ-специалистов в вузах - взаимодействие с основными потребителями выпускников на рынке труда, ИТ-компаниями. Как, на Ваш взгляд, оно должно строиться, и каков опыт ФИТ в этой области?

Компании должны приходить в университет и готовить себе кадры прямо в университете. Мы открыты для этого, и у нас есть примеры, как это может происходить. Прежде всего, я имею в виду сотрудничество с компанией SWSoft, новосибирское подразделение которой за последние полтора года выросло с 90 до 200 человек, и у них еще много вакансий. Московский офис SWSoft успешно взаимодействует с МФТИ, а наш университет в прямом смысле является клоном физтеха. У нас такая же система преподавания, по которой около 90% всех профессоров и доцентов преподают в университете по совместительству, имея основное место работы в исследовательских институтах СО РАН. У всех кафедр нашего НГУ, как и в МФТИ, есть базовые институты. Поэтому схема взаимодействия SWSoft с физтехом сейчас реализуется и в нашем университете. Подписан договор между НГУ, МФТИ и SWSoft о совместном создании научной студенческой лаборатории.

Мне нравится идеология взаимодействия с университетами, которой придерживается эта компания. Они стимулируют своих сотрудников, преподающих в университете и осуществляющих научное руководство студентами. Большинство компаний избирает иной путь, привлекая студентов к работе по своим проектам, а это неправильно, потому что, как правило, плохо влияет на качество образования. Когда ты занят в проекте, то должен выполнять сроки его сдачи и практически перестаешь учиться. Конечно, студента привлекает такая модель (если он хорошо себя проявит, то получит место работы), но при этом теряется то, чем сильно наше образование. Мы готовим элитных специалистов, способных решать нестандартные задачи. Большинство компаний в новосибирском Академгородке ведут исследования и выпускают наукоемкую продукцию, а не занимаются офшорным программированием. Однако у средних компаний нет ресурсов, чтобы ждать, пока студент окончит университет, давая ему возможность проявить себя в исследованиях. У SWSoft такие ресурсы есть. Студентам даются темы дипломных работ не в рамках проектов компании, но представляющие для нее интерес. За выполнением этих работ следит куратор, который является сотрудником университета, а не компании. Студент предоставляет отчет о своей работе куратору, который контролирует, что и как сделано по теме работы, насколько успешно она продвигается. Именно куратор помогает студенту найти научного руководителя в компании. После такой дипломной практики компания будет точно знать, заинтересована ли она в том, чтобы данный студент стал сотрудником SWSoft.

Аналогичной схемы взаимодействия с университетом придерживаются в Intel, которая недавно открыла в Академгородке свою исследовательскую лабораторию.

Также мы сотрудничаем с небольшими фирмами в Академгородке, которые привлекают студентов старших курсов для участия в своих проектах, но ставим обязательное условие, чтобы в этом проекте была научная составляющая, а студент имел время для проведения исследований и подготовки диплома. Большинство из этих фирм положительно относятся к тому, что их сотрудники ведут занятия со студентами. Нам это тоже очень помогает, ведь, опираясь только на сотрудников академических институтов, мы не сможем обеспечить качественное проведение занятий.

Как организована на факультете научная работа?

Чтобы развиваться, факультету необходимо вести научные исследования. При этом исследования должны вестись - в основном - на бюджетные деньги, государство должно поддерживать науку. Даже крупные компании, которые имеют свои исследовательские подразделения, ведут исследования во вполне конкретных прикладных областях, как правило, не вкладывая деньги в теоретические изыскания, которые могут дать отдачу через год, а могут - через десять.

Академия наук испытывает большие сложности, но все-таки жива. А положение в Новосибирске даже несколько лучше, чем в Москве: у нас институты в основном сохранили свою структуру и кадры. Конечно, часть сотрудников уехала за границу или ушла в бизнес, но, поскольку из Новосибирска это сделать труднее, специалистов в науке осталось больше. Проблема в том, что очень трудно заинтересовать молодого человека работой в институте, где его первая зарплата составит менее 100 долл. Но есть и вполне успешные примеры. Так, у ФИТ очень хорошие связи с Институтом цитологии и генетики, где ведутся работы по применению математических и программистских методов для решения самого широкого спектра биологических задач. Они представляют для нас большой интерес, поскольку часто требуют нетривиальных подходов к решению, а не просто помощи в создании специализированных приложений.

По уставу НГУ, научным руководителем у студента должен быть сотрудник академического института. Но на нашем факультете у большинства студентов два руководителя: один из них отвечает за научную составляющую диплома, а другой работает в одной из компаний.

Таким образом, исследовательская составляющая у нас присутствует, правда, в недостаточном объеме. Думаю, это максимум, что мы можем сделать при нынешнем объеме финансирования науки. Мы стараемся, по крайней мере, не потерять свой потенциал, выпускать молодых специалистов, способных проводить исследования. Для многих ИТ-компаний, занимающихся стандартными проектами, типично такое соотношение: из десяти человек, которых они принимают на работу, два-три выпускника нашего университета, а остальные - выпускники технических вузов города. И это правильно: есть те, кто выполняет задания, а есть те, кто может поставить задачу.

В советские времена в Новосибирске была одна из самых известных программистских школ. Как развивается это направление в университете сейчас?

В основном, это направление продолжает развиваться на мехмате. Сотрудники Института систем информатики ведут занятия в университете, руководят практикой. Но они работают и с нашим факультетом, и мы стремимся перенять их опыт и знания. На последней защите дипломов была целая группа наших выпускников, которые готовили дипломы в одной и той же лаборатории этого института, работая, фактически, над одним проектом. Каждому из них выделили в проекте свой интересный исследовательский кусок.

Вообще, на уровне специализации часто нет четкого деления между факультетами. У одного и того же научного руководителя может быть дипломник-математик и наш дипломник. Сейчас один проект ведет группа, в которую входят студенты трех факультетов - геофизического, ФИТ и мехмата. Они разрабатывают программную систему, которая обеспечивает производительность вычислений, прежде совершенно недоступную для наших геофизиков. Столь разнородная группа работает быстрее: студенты более эффективно учатся друг у друга, чем у преподавателей. У наших студентов меньше знаний по математике, по численным методам, зато они лучше владеют техническими средствами. После года совместной работы по проекту студенты ФИТ вполне успешно реализуют численные методы, а математики стали гораздо лучше программировать.

Как на ФИТ распределяется нагрузка между базовыми дисциплинами и специализацией, практической работой?

Основное базовое образование студент получает за первые три года обучения. Конечно, по часам у нас меньше математики, чем на мехмате, хотелось бы дать больше, но по нормам не должно быть больше 40 часов учебной нагрузки в неделю, а в их число включается все - в том числе, физкультура, иностранный язык и гуманитарные курсы.

По нашим правилам, в магистратуре студент день должен проводить в университете, а остальное время - в исследовательской лаборатории института. Тогда институт видит уровень студента, а студент имеет полноценную возможность пользоваться ресурсами лаборатории, общаться с сотрудниками, перенимать их опыт и знания. Мы стремимся на первых курсах вложить в студентов как можно больше, а затем предоставить время для вдумчивой самостоятельной работы. Конечно, перспектива работы в академическом институте привлекает далеко не всех: большинство не устраивают институтские зарплаты, они все равно пойдут работать в фирмы. Но, тем не менее, институты, фактически, получают молодых сотрудников на два последних года обучения в университете, затем, если студент себя хорошо проявил, он поступает в аспирантуру и еще три года работает в институте. За пять лет можно стать очень хорошим специалистом и выполнить несколько красивых работ.

На факультете есть направление бизнес-информатики. В чем оно заключается?

Направление бизнес-информатики развивается в сотрудничестве с Институтом экономики, его куратор одновременно ведет занятия на экономическом факультете. Правда, пока у нас нет четкого представления, как это направление должно быть реализовано. Скажем, по оценкам Microsoft, во всем мире (а в России в особенности) не хватает специалистов с квалификацией MBA/MBI. В отечественных ИТ-компаниях большинство руководителей высшего звена - выпускники естественно-научных специальностей, в первую очередь, физики и математики. Получается, что сейчас тот, кто достиг успеха в бизнесе, имеет первое профессиональное образование совсем в другой сфере плюс какие-то дополнительные знания из области бизнеса, приобретенные позже. Значит, целесообразно давать математикам и физикам некие базовые экономические знания. Здесь Московский университет нас сильно обогнал, но мы тоже движемся в этом направлении. Например, на ФИТ организован спецкурс по экономике, который ведет не один преподаватель, а сотрудники разных компаний, читающие от двух до пяти лекций по определенной тематике. Нам очень трудно было их уговорить, но теперь они крайне серьезно к этому относятся, самым тщательным образом готовятся и рассказывают про системы, с которыми работают. Следующий шаг - когда они начнут делиться информацией, какие проблемы необходимо решить, для того чтобы эти системы стали работать лучше. Тогда мы сможем давать студентам темы дипломных работ, связанные с исследованиями в этих направлениях. Пока мы находимся, увы, только в самом начале пути. Компании, с которыми мы наладили взаимодействие, весьма успешны, бизнес их растет. Правда, пока, видя, что выпускники не владеют теми навыками, которые им нужны, компании предпочитают доучить их сами, не понимая, что эффективнее это сделать в рамках университета. Так или иначе, первые контакты уже есть.

В сентябре было объявлено о сотрудничестве вашего факультета с Интернет-университетом информационных технологий ИНТУИТ. Какие цели преследует этот проект?

Сотрудничество с ИНТУИТ направлено на развитие дополнительного образования в нашем университете. По оценкам Microsoft, профессионал в сфере ИТ за свою карьеру меняет квалификацию от четырех до шести раз. Появляются новые инструментальные средства, новые языки, не говоря уже о постоянном совершенствовании вычислительных платформ. А обучаться в очной форме сложно: если у человека есть работа, он не может выделить два года на то, чтобы заниматься повышением своей квалификации. Вечерняя форма обучения тоже связана с определенными трудностями - в первую очередь потому, что в группе всегда оказываются люди с разным темпом освоения знаний. В этом смысле Internet дает уникальные возможности.

Нам очень нравится сотрудничество с ИНТУИТ, поскольку собственными силами мы не смогли бы предоставлять доступ к таким курсам в Internet по полной программе. Право воспользоваться курсами, разработанными в Москве, дает нам принципиальную возможность открыть программу обучения в Новосибирске. Кроме того, ИНТУИТ позволяет нашим преподавателям, которым есть чем поделиться, опубликовать и довести до слушателей курсы собственной разработки. А слушатель получает возможность освоить курс, мы выделяем ему преподавателя, с которым он может и должен консультироваться по Internet. Единственное, на чем мы настаиваем, - отчитаться о полученных знаниях слушатель должен очно, приехать и доказать преподавателю, что курс им действительно освоен, что он владеет материалом и умеет решать задачи.

Я считаю, что за такой формой обучения будущее. Она не заменяет традиционное образование, но служит ему естественным дополнением, предоставляя возможность повышать свою квалификацию или получать новую. Скажем, в сфере бизнес-информатики человек с экономическим образованием сможет дистанционно, не прекращая работы в своей компании, осваивать курсы по операционным системам или Java.

А как Вы оцениваете перспективы применения дистанционного обучения в традиционном университетском учебном процессе?

Я не вижу сейчас возможности давать классическое образование студентам в нашем университете в форме дистанционного обучения. Возможно, из тысячи человек для одного-двух это подходит. Основные курсы мы должны преподавать студентам лично; у них должно быть время, когда они занимаются только учебой в университете. Если говорить про специализацию, то это вообще вещь штучная, которая может быть реализована только очно. В дистанционном обучении очень легко уронить качество, и пока я не вижу возможности переводить нашу очную форму образования в дистанционную. Хотя, возможно, лет через двадцать в университеты вообще никто не будет ходить. К примеру, сейчас НГУ получил грант ЕС на приобретение оборудования для мультимедийной аудитории, которое позволит обмениваться лекциями в режиме он-лайн с другими вузами; студенты получат возможность в реальном времени задавать вопросы профессорам из Москвы, Сингапура или Бостона.

Находят ли отражение международные стандарты ИТ-образования в учебной программе ФИТ?

Мы стараемся их учитывать. Сейчас ни один из российских вузов не выполняет требования Computing Curricula полностью. Тем не менее, мы рады, что получили доступ к этой информации, и стараемся приблизиться к этим требованиям, следим за тем, чтобы соответствующим образом обновлялось содержание курсов. Но при этом стремимся не потерять свою специфику. Она заключается в том, что мы поддерживаем в очень большом объеме общение студента не просто с преподавателем, а с научным сотрудником академического института. Студенты имеют возможность впитывать научный дух, не просто получая сумму знаний, а проникаясь теми истинами, концепциями, подходами к решению научных задач, которые трудно переложить на бумагу. Они передаются только через личное общение.

 
  Designed by ITechnics. webmaster